Выбранные проекты

Лишение права на справедливость превратит Кыргызстан в неблагонадежного партнера

«Государство, которое не исполняет взятые на себя обязательства по международным договорам, воспринимается на международной арене как неблагонадежный партнер», — считает эксперт в области международного права, член Коалиции против пыток Арсен Амбарян.

В интервью 24.kg он объяснил, чем может обернуться для Кыргызстана исключение из УПК нормы о рассмотрении уголовных дел по новым обстоятельствам согласно решению международной организации. Перед уходом на каникулы парламент поддержал эту инициативу.

Пакет поправок в уголовное законодательство, куда входило и это предложение правительства об изъятии неудобной нормы, поступил в аппарат президента Кыргызстана.

— Исключив эту норму, Кыргызстан поставил под удар право наших граждан на справедливость. Где теперь и как нам добиваться правосудия?

— Вопрос о возможности обращения в международные структуры по правам человека предусмотрен Конституцией. Норма была реализована в Уголовно-Процессуальном кодексе и существовала в старой редакции.

До недавнего времени она была в новом варианте, но сейчас поставлена под вопрос. Прежде чем мы начнем говорить о лишении граждан права на справедливость, надо обозначить смысл присоединения Кыргызстана к международным конвенциям. Предоставление права обращаться за защитой в международные институты, это, своего рода, политические шаги, которые сопровождали присоединение к конвенции.

Кыргызстан признает компетенцию Комитета ООН по правам человека в рамках Международного пакта о гражданских и политических правах и Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Эти две инстанции не являются по отношению к национальным судебным структурам некой четвертой довлеющей силой, которая обязывает пересмотреть приговор.

Они рассматривают вопрос права, гарантированного Международным пактом, если оно было нарушено местными судами, и дают рекомендацию пересмотреть свое решение по этому вопросу. Подчеркиваю: нарушение права, но не закона. Возможность сохраняется, но сводится на нет перспектива влияния рекомендации на защиту права.

Арсен Амбарян 

То есть искать справедливости и защиты у международных институтов кыргызстанцы могут. Другое дело — как местные власти будут это оценивать. Здесь уже зависит от закона.

— А что делать гражданам, у которых уже есть решения комитета? Они не смогут требовать пересмотра?

— Есть масса заявлений, которые находятся на рассмотрении комитета. Надо смотреть по каждому решению, использовались ли пытки, нарушение права сторон, что повлияло на сам процесс и вынесение приговора. Сразу скажу, что те, кто хотят возмещения ущерба, могут не беспокоиться — пункт будет исполнен в рамках гражданского судопроизводства, поскольку комитет просит компенсировать сам факт нарушения, а вот пересмотра уголовного дела вряд ли удастся добиться.

В отношении Кыргызстана состоялось 25 решений комитета по фактам нарушений тех или иных прав.

Причем рассмотрение этих заявлений происходит достаточно прозрачно и либерально. Комитет пересылает все заявления государству-участнику с пометкой, на что именно жалуется заявитель. После всех объяснений и ссылок на Международный пакт комитет предоставляет государству 180 дней на исправление положения, если признает нарушение права.

Комитет озвучивает свою резолюцию по каждому отдельному заявлению и может указать конкретные механизмы. Но проходит 180 дней, а воз и ныне там. То есть право возвращается в страну. Для государства нет сложности в том, чтобы прислушиваться к решению международной организации.

Но если государство не выполняет даже этого, встает вопрос о самостоятельности самой судебной власти, о серьезности отношения властей к своим международным обязательствам.

Арсен Амбарян 

По всем делам, которые рассматривал комитет, граждане Кыргызстана на местном уровне добиться справедливости не смогли, но это вина не международной структуры. Она не может что-то исправлять за судебные органы страны.

— Что является первичным, а что вторичным — внутреннее законодательство или международные обязательства государства?

— Договоры, которые подписывала республика, являются составной частью национальной правовой системы. Кстати, международные правовые механизмы защиты имеют приоритет над уголовным законодательством, а не над Конституцией, как нам пытаются представить.

А вот заявления сторонников исключения статьи 442 из УПК, что если ее оставить и не привести кодекс в соответствие с Конституцией, это подорвет суверенитет страны — лукавство.

Арсен Амбарян

Такие рассуждения годятся для тех, кто не понимает, что такое выполнение обязательств.

— Какие еще аргументы кроме того, что упразднение этой нормы подорвет имидж Кыргызстана на мировой арене, надо привести, чтобы президент не одобрил эту поправку и вернул в парламент?

— Думаю, следует указать еще и то, что исключение нормы отразится на экономике. Потому что неисполнение обязательств любой стороной свидетельствует о ее несостоятельности и отсутствии серьезности намерений.

Президент обладает правом возвращать законы на доработку в парламент с возражениями. Коалиция против пыток обращалась уже к главе государства, отмечая, что это не только нанесет урон репутации Кыргызстана в глазах международного сообщества, но и создаст массу правовых проблем.

Следование букве договора — это не только наше субъективное право, это обязанность, а неисполнение означает, что страна переходит в категорию неблагонадежных партнеров.

Арсен Амбарян

Какой серьезный инвестор захочет иметь с нами дело, если мы игнорируем принятые на себя в рамках соглашений обязательства?

Мы пытались донести это до президента и надеемся, что он прислушается. Получается нелогично — в преамбуле Конституции мы провозглашаем, что стремимся быть правовым государством и тут же рушим основное право на справедливое и доступное правосудие. Нонсенс.

— Если Кыргызстан проигнорирует требование факультативного протокола, какие могут быть последствия для страны?

 В Комитете ООН по правам человека есть спецдокладчик, он обобщает информацию по ситуации с защитой прав человека и соблюдением рекомендаций стороной-участником и докладывает генсеку ООН, как государство исполняет эти решения.

Вопрос не снимается до тех пор, пока существует прецедент игнорирования. Это все накапливается. Когда встанет вопрос об оказании правовой или консультативной помощи структурами ООН Кыргызстану, там задумаются.

Арсен Амбарян

Кыргызстан не выполняет их предписания, причем не потому, что не может, просто не хочет этого делать.

О какой бы конвенции, пакте не шла речь, мы должны уяснить себе раз и навсегда — здесь не должно быть отговорок и понятия «хочу» или «могу», существует только одно — обязан.

Отметим, если президент все же подпишет пакет поправок без возражений, граждане Кыргызстана могут обжаловать пункт об изъятии статьи 442 из УПК КР в Конституционной палате.

Privacy Settings
We use cookies to enhance your experience while using our website. If you are using our Services via a browser you can restrict, block or remove cookies through your web browser settings. We also use content and scripts from third parties that may use tracking technologies. You can selectively provide your consent below to allow such third party embeds. For complete information about the cookies we use, data we collect and how we process them, please check our Privacy Policy
Youtube
Consent to display content from Youtube
Vimeo
Consent to display content from Vimeo
Google Maps
Consent to display content from Google
Spotify
Consent to display content from Spotify
Sound Cloud
Consent to display content from Sound