Выбранные проекты

Из-за прихоти чиновников Атамбаева в правовой засаде оказался весь Кыргызстан

Правозащитники и юристы продолжают настаивать на возвращении отредактированного варианта Уголовно-процессуального кодекса на доработку в парламент. До подписания президентом пакета изменений в уголовное законодательство осталось несколько дней.

Речь об исключении нормы из УПК о рассмотрении уголовных дел по новым обстоятельствам согласно решению международной организации.

Профессор политологии АУЦА Эмиль Джураев в интервью 24.kg рассказал, что если норма будет упразднена, то граждане Кыргызстана окажутся в правовом тупике — без надежды на справедливость.

— Может ли президент не согласиться с предложенным документом и вернуть отредактированный вариант в парламент на доработку?

— Забраковать весь пакет глава государства не может и не должен этого делать. Там есть нужные поправки. Права абсолютного вето по Конституции у него тоже нет. Но отправить на доработку с конкретными возражениями отдельный проект глава государства имеет право. Так было с резонансным законом о манипулировании информацией, когда президент прислушался к гражданскому сообществу и вернул документ.

— Как отразится упразднение этой нормы на сотрудничестве Кыргызстана с международными партнерами?

— За последнее время депутаты Жогорку Кенеша предприняли несколько, кстати, довольно  успешных, попыток ограничить наши права и свободы. Достаточно вспомнить скандальный законопроект парламентария Бактыбека Раимкулова, обязывающий НПО открывать источники своих финансовых поступлений.

Этот документ, как и поправка в УПК, убирающая норму о приоритете международного права, может привести к затруднениям в сотрудничестве, в получении помощи.

Эмиль Джураев

— Зачем вообще убирать эту статью? 

— Суть вопроса уходит в 2016 год, когда власть в лице бывшего президента Алмазбека Атамбаева и его советника Бусурманкула Табалдиева скандально отреагировали на решение Комитета ООН по правам человека, вынесенного в ответ на обращение адвокатов скончавшегося в июле этого года от пневмонии правозащитника Азимжана Аскарова. Тогда и прозвучало, что международные институты вмешиваются в наши дела. Под этим соусом поменяли Конституцию, урезав статью 41.

Сейчас для нас направляющим вектором выступают законодательные инициативы в России, где очень хотят избавиться от юрисдикции международных судов. Это вполне объяснимо: множество российских диссидентов, правозащитников обращались к европейской Фемиде за справедливостью и выигрывали процессы.

— Но Россия не зависит от внешней помощи настолько, насколько Кыргызстан…

— Согласен. Однако в нашем случае этот немаловажный аспект не учитывается. Зато присутствует горячее желание отгородиться от возможного влияния внешних игроков на судебные процессы в стране, и это очень плачевно.

Если бы наши суды были независимы, непредвзяты и объективны, то и необходимости подвергать сомнению правосудность их вердиктов не было бы, и этот пункт в УПК не стал бы проблемой.

— То есть все упирается в несовершенство судебной ветви власти?

— Именно. Болезни нашего правосудия — это коррумпированность, зависимость, некомпетентность, которые выявляются при обращении в Комитет ООН.

Кыргызстанцам была дарована возможность — соломинка, если хотите, — в самых тяжелых делах искать справедливости в Комитете ООН как у незаинтересованной стороны. Но из-за пораженной пороками судебной системы мы отталкиваем международные механизмы разрешения споров.

Открыто декларируем всему миру, что не хотим прозрачности в наших судах, потому что не уверены в конечной справедливости решений, и поэтому нам не нужны какие-то дотошные внешние наблюдатели.

Эмиль Джураев 

— Насколько верно утверждение, что, нивелировав международное право, прежние власти сами вырыли себе яму?

— Изъятие коснется прежде всего простых граждан и гражданских правозащитных сообществ. Это они чаще всего попадают под суд и им сложно противостоять судебному произволу. Но, как мы видим, когда под прессингом оказываются политики, они тоже не могут себя защитить и вынуждены обращаться за помощью в тот же Комитет ООН. По крайней мере адвокаты бывшего президента Атамбаева заявляли об этом.

Если статья 442 в нынешней редакции УПК все-таки исчезнет, то ни Атамбаев, никто другой рассчитывать на международную защиту, на рекомендации по отправлению уголовных дел на пересмотр по новым обстоятельствам уже не смогут.

Получается, что из-за прихоти четырехлетней давности отдельных чиновников, в правовой засаде оказалось все государство.

Эмиль Джураев

Мы постепенно превращаемся в закрытую, не способную сотрудничать страну, а это приводит к ограничениям в получении помощи. Поэтому, я считаю, следует остановиться и прервать вредоносную линию этой политики, особенно в сфере международного сотрудничества Кыргызстана, когда под флагом независимости мы рушим важные мосты, которые выстроили с международным сообществом.

— Как лишение наших граждан права на справедливость скажется на членстве Кыргызстана в ООН?

— Наши возможности будут ограничены и сокращены, и то, что нам удалось попасть в комиссию ООН по правам человека, в следующий раз будет вряд ли возможным, и совсем уж невозможной станет перспектива временного членства в Совбезе ООН. Кыргызстан просто будет не интересным в плане своих инициатив государством.

Наша самая большая проблема — браться за что-то и через год-два действовать наоборот. Мы присоединились к Международному пакту о гражданских и политических правах и свободах, а это очень важный документ наряду со Всемирной декларацией о правах человека, и несоблюдение каких-то пунктов очень заметно. Государства-подписанты обязуются исполнять статьи этих соглашений, причем они настолько конкретны и однозначны, что не могут толковаться так, как хочется кому-то.

Мы же умудряемся придать каждому пункту свою, какую-то совершенно неприемлемую трактовку, и занимаемся отсебятиной.

Эмиль Джураев 

— То есть, исключив статью 442 из УПК, мы тем самым нарушаем Конституцию, наши обязательства по международным договорам, а не приводим в соответствие с Основным законом кодексы?

— Авторы изменений в УПК пытаются подвести под это. Но эта статья в УПК не отрицает Конституцию. Конституция в императивном праве не запрещает соучастия международных институтов в нашем судопроизводстве.

— Если противоречивая поправка в УПК все же будет одобрена, какие есть механизмы возвращения к прежней редакции?

— Добиться пересмотра через Конституционную палату. Если упразднение нормы о приоритете международного права будет признано неконституционным, парламент будет обязан внести корректировки. Это первое. Второе — любой закон через полгода или год может быть по причине обращений или депутатской инициативы пересмотрен и изменен.

Privacy Settings
We use cookies to enhance your experience while using our website. If you are using our Services via a browser you can restrict, block or remove cookies through your web browser settings. We also use content and scripts from third parties that may use tracking technologies. You can selectively provide your consent below to allow such third party embeds. For complete information about the cookies we use, data we collect and how we process them, please check our Privacy Policy
Youtube
Consent to display content from Youtube
Vimeo
Consent to display content from Vimeo
Google Maps
Consent to display content from Google
Spotify
Consent to display content from Spotify
Sound Cloud
Consent to display content from Sound