Выбранные проекты
Выбранные проекты

На одного депутата за полгода из бюджета тратят в 170 раз больше, чем на медика

Вместо реальной поддержи медиков во время вспышки коронавируса чиновники продолжают выделять миллионы сомов на содержание Жогорку Кенеша. Президент пообещал повысить зарплаты медикам. Произойдет это, только когда найдут возможность — за счет легализации средств из теневой экономики.

24.kg проанализировало расходы на содержание Жогорку Кенеша и медиков.

На каждого парламентария государство за полгода потратило почти в 170 раз больше, чем на медика.

Даже пандемия COVID-19 ситуацию не изменила. Перед уходом на каникулы расходы на Жогорку Кенеш оказались самыми высокими за шесть месяцев 2020 года.

Средний оклад депутата в три раза выше зарплаты медика

В июне на содержание Жогорку Кенеша потратили 97 миллионов 227,5 тысячи сомов. Это более 810 тысяч сомов в пересчете на одного народного избранника.

Не все траты идут на самих депутатов, кроме них в Жогорку Кенеше есть аппарат. Именно его сотрудники обеспечивают комфортную работу нардепов, значит, содержание аппарата можно считать косвенными расходами на депутатов. Так же, как все средства на Министерство здравоохранения мы условно считаем тратами на медиков.

В июне 2020 года расходы на парламент выросли почти в 2,5 раза по сравнению с маем.

За этот же период расходы на Министерство здравоохранения составили 261,5 миллиона сомов. На первый взгляд это значительно больше, чем траты на парламент, но после анализа постатейных расходов Жогорку Кенеша и Минздрава мы выяснили, что такое мнение ошибочно.

Расходы на зарплату в ЖК составили 77,2 миллиона сомов, в Минздраве — 80,5 миллиона. Разница в пользу медиков — 3,3 миллиона сомов. Но депутатов в стране только 120, а медиков — почти 62 тысячи.

Получается, что на одного парламентария потратили 643,4 тысячи сомов, на одного медика — 1 тысячу 302 сома.

Если сравнить среднюю депутатскую и медицинскую зарплаты, данные не в пользу последних. Ведь их доходы в три раза меньше депутатского оклада.

Кроме того, в разгар вспышки COVID-19, когда медики так и не дождались положенных им надбавок, депутаты получали отпускные. В начале июля в соцсетях появилась информация, что некоторым нардепам выдали до 200 тысяч сомов. Сами парламентарии опровергают эти данные, а вот итоговые цифры расходов на Жогорку Кенеш говорят об обратном.

«Золотые» депутаты

За полгода на содержание Жогорку Кенеша из бюджета потратили более 320 миллионов сомов, Минздрава — почти 1 миллиард сомов.

То есть каждый парламентарий обходится казне в 2,7 миллиона, а медработник — всего в 16 тысяч сомов.

В общие расходы на содержание Жогорку Кенеша входят и заработные платы народным избранникам. Глава пресс-службы парламента Ибраим Нуракун уулу сообщал, что зарплата торага составляет 30 тысяч сомов, вице-спикеры получают по 27 тысяч, депутаты — 25,5 тысячи. И это только оклад. А вот депутат Эльвира Сурабалдиева признавалась 24.kg, что в среднем заработная плата составляет около 32-35 тысяч сомов.

«Существуют еще надбавки за стаж, классный чин, инициируемые законопроекты, позиции председателя комитета, лидера фракции», — рассказала она.

Более детальных данных о доходах депутатов в открытом доступе нет. Их не предоставляет ни Министерство финансов, ни сам парламент.

 

Последнее же повышение зарплаты у медиков было в 2011 году. Тогда установили базовый оклад врачу 5 тысяч сомов, среднему медицинскому персоналу — 4,3 тысячи. С октября 2018 года стали производить выплаты семейным врачам и врачам общей практики по индикаторам.

В итоге первые два месяца зарплата семейного врача с большим стажем составляла 23 тысячи сомов. С февраля 2019 года она снизилась до 13,5-15,1 тысячи сомов, а с марта 2019-го и вовсе до 12,4-13,7 тысячи.

Медикам обещали доплатить за работу в период пандемии. Но в середине июля, в разгар вспышки коронавируса и внебольничной пневомнии, профсоюз сообщил, что положенных доплат так и не было. Более того, установленные выплаты ниже положенных по Трудовому кодексу. В это же время расходы на содержание парламента выросли в разы.

Депутатам оплачивают даже сотовую связь

Кроме заработной платы у Жогорку Кенеша есть и так называемые средства специальных счетов. В 2020 году они не изменились даже после секвестра бюджета и составили 6 миллионов 389,4 тысячи сомов.

Получается, что каждый месяц депутаты могут тратить более полумиллиона сомов.

Каждый парламентарий ежемесячно получает дополнительно так называемый депутатский фонд — 40 тысяч сомов, откуда оплачивает сотовую связь, бензин, ремонт своего автомобиля и канцелярские товары.

У медиков таких привилегий нет. Все траты, которые депутатам оплачивает казна, идут из скромной зарплаты медработников. В итоге во время вспышки коронавируса и внебольничной пневмонии сотовой связью, едой и средствами защиты медиков обеспечивали гражданские активисты и бизнес.

Среди парламентских расходов, как стало известно ранее, есть статья под названием «Подготовка к зиме». Раз в году каждый депутат получает 35 тысяч сомов на консервирование огурцов, помидоров и прочие варенья и соленья. Правда, в пресс-службе парламента эти данные опровергают.

А что у медиков? Молодые специалисты, не имеющие стажа и категории, могут рассчитывать только на базовый оклад. В результате на руки они получают около 4 тысяч сомов.

При последнем повышении зарплаты отменили доплаты за работу на участке, хотя медики продолжают ходить на вызовы и в жару и в холод. Нет теперь и оплаты ургентного дежурства. При этом медики отмечают, что сейчас из-за вспышки коронавируса у них возросла нагрузка, но за сверхурочные никто не доплачивает.

Если семейные врачи могут рассчитывать на доплату по индикаторам, то семейным медсестрам доплачивают всего 645 сомов.

Еще один важный фактор, который как нельзя лучше демонстрирует, кого государство ценит и бережет на самом деле. Из-за резкой вспышки коронавируса в начале июля премьер-министр Кубатбек Боронов попросил отозвать медиков из отпусков. Часть из них не работает, потому что входит в группу риска или болеют COVID-19. Остальным рассчитывать на отдых в нынешних условиях не приходится.

Зато депутаты с июля ушли в законные отпуска, оставив страну самостоятельно бороться с коронавирусом. Впрочем, и за время своей работы они не приняли ни одного полезного в период пандемии закона.

Выбранные проекты

Из-за прихоти чиновников Атамбаева в правовой засаде оказался весь Кыргызстан

Правозащитники и юристы продолжают настаивать на возвращении отредактированного варианта Уголовно-процессуального кодекса на доработку в парламент. До подписания президентом пакета изменений в уголовное законодательство осталось несколько дней.

Речь об исключении нормы из УПК о рассмотрении уголовных дел по новым обстоятельствам согласно решению международной организации.

Профессор политологии АУЦА Эмиль Джураев в интервью 24.kg рассказал, что если норма будет упразднена, то граждане Кыргызстана окажутся в правовом тупике — без надежды на справедливость.

— Может ли президент не согласиться с предложенным документом и вернуть отредактированный вариант в парламент на доработку?

— Забраковать весь пакет глава государства не может и не должен этого делать. Там есть нужные поправки. Права абсолютного вето по Конституции у него тоже нет. Но отправить на доработку с конкретными возражениями отдельный проект глава государства имеет право. Так было с резонансным законом о манипулировании информацией, когда президент прислушался к гражданскому сообществу и вернул документ.

— Как отразится упразднение этой нормы на сотрудничестве Кыргызстана с международными партнерами?

— За последнее время депутаты Жогорку Кенеша предприняли несколько, кстати, довольно  успешных, попыток ограничить наши права и свободы. Достаточно вспомнить скандальный законопроект парламентария Бактыбека Раимкулова, обязывающий НПО открывать источники своих финансовых поступлений.

Этот документ, как и поправка в УПК, убирающая норму о приоритете международного права, может привести к затруднениям в сотрудничестве, в получении помощи.

Эмиль Джураев

— Зачем вообще убирать эту статью? 

— Суть вопроса уходит в 2016 год, когда власть в лице бывшего президента Алмазбека Атамбаева и его советника Бусурманкула Табалдиева скандально отреагировали на решение Комитета ООН по правам человека, вынесенного в ответ на обращение адвокатов скончавшегося в июле этого года от пневмонии правозащитника Азимжана Аскарова. Тогда и прозвучало, что международные институты вмешиваются в наши дела. Под этим соусом поменяли Конституцию, урезав статью 41.

Сейчас для нас направляющим вектором выступают законодательные инициативы в России, где очень хотят избавиться от юрисдикции международных судов. Это вполне объяснимо: множество российских диссидентов, правозащитников обращались к европейской Фемиде за справедливостью и выигрывали процессы.

— Но Россия не зависит от внешней помощи настолько, насколько Кыргызстан…

— Согласен. Однако в нашем случае этот немаловажный аспект не учитывается. Зато присутствует горячее желание отгородиться от возможного влияния внешних игроков на судебные процессы в стране, и это очень плачевно.

Если бы наши суды были независимы, непредвзяты и объективны, то и необходимости подвергать сомнению правосудность их вердиктов не было бы, и этот пункт в УПК не стал бы проблемой.

— То есть все упирается в несовершенство судебной ветви власти?

— Именно. Болезни нашего правосудия — это коррумпированность, зависимость, некомпетентность, которые выявляются при обращении в Комитет ООН.

Кыргызстанцам была дарована возможность — соломинка, если хотите, — в самых тяжелых делах искать справедливости в Комитете ООН как у незаинтересованной стороны. Но из-за пораженной пороками судебной системы мы отталкиваем международные механизмы разрешения споров.

Открыто декларируем всему миру, что не хотим прозрачности в наших судах, потому что не уверены в конечной справедливости решений, и поэтому нам не нужны какие-то дотошные внешние наблюдатели.

Эмиль Джураев 

— Насколько верно утверждение, что, нивелировав международное право, прежние власти сами вырыли себе яму?

— Изъятие коснется прежде всего простых граждан и гражданских правозащитных сообществ. Это они чаще всего попадают под суд и им сложно противостоять судебному произволу. Но, как мы видим, когда под прессингом оказываются политики, они тоже не могут себя защитить и вынуждены обращаться за помощью в тот же Комитет ООН. По крайней мере адвокаты бывшего президента Атамбаева заявляли об этом.

Если статья 442 в нынешней редакции УПК все-таки исчезнет, то ни Атамбаев, никто другой рассчитывать на международную защиту, на рекомендации по отправлению уголовных дел на пересмотр по новым обстоятельствам уже не смогут.

Получается, что из-за прихоти четырехлетней давности отдельных чиновников, в правовой засаде оказалось все государство.

Эмиль Джураев

Мы постепенно превращаемся в закрытую, не способную сотрудничать страну, а это приводит к ограничениям в получении помощи. Поэтому, я считаю, следует остановиться и прервать вредоносную линию этой политики, особенно в сфере международного сотрудничества Кыргызстана, когда под флагом независимости мы рушим важные мосты, которые выстроили с международным сообществом.

— Как лишение наших граждан права на справедливость скажется на членстве Кыргызстана в ООН?

— Наши возможности будут ограничены и сокращены, и то, что нам удалось попасть в комиссию ООН по правам человека, в следующий раз будет вряд ли возможным, и совсем уж невозможной станет перспектива временного членства в Совбезе ООН. Кыргызстан просто будет не интересным в плане своих инициатив государством.

Наша самая большая проблема — браться за что-то и через год-два действовать наоборот. Мы присоединились к Международному пакту о гражданских и политических правах и свободах, а это очень важный документ наряду со Всемирной декларацией о правах человека, и несоблюдение каких-то пунктов очень заметно. Государства-подписанты обязуются исполнять статьи этих соглашений, причем они настолько конкретны и однозначны, что не могут толковаться так, как хочется кому-то.

Мы же умудряемся придать каждому пункту свою, какую-то совершенно неприемлемую трактовку, и занимаемся отсебятиной.

Эмиль Джураев 

— То есть, исключив статью 442 из УПК, мы тем самым нарушаем Конституцию, наши обязательства по международным договорам, а не приводим в соответствие с Основным законом кодексы?

— Авторы изменений в УПК пытаются подвести под это. Но эта статья в УПК не отрицает Конституцию. Конституция в императивном праве не запрещает соучастия международных институтов в нашем судопроизводстве.

— Если противоречивая поправка в УПК все же будет одобрена, какие есть механизмы возвращения к прежней редакции?

— Добиться пересмотра через Конституционную палату. Если упразднение нормы о приоритете международного права будет признано неконституционным, парламент будет обязан внести корректировки. Это первое. Второе — любой закон через полгода или год может быть по причине обращений или депутатской инициативы пересмотрен и изменен.

Выбранные проекты

Лишение права на справедливость. Одобрив поправку, президент нарушит Конституцию

До подписания президентом пакета изменений в уголовное законодательство осталось чуть больше недели. Тревогу правозащитников и юристов вызывает предложение правительства — выкинуть из Уголовно-процессуального кодекса пункт 3 статьи 442.

Он, напомним, обязывает местные суды принимать рекомендации Комитета ООН по правам человека как новое обстоятельство для пересмотра уголовного дела.

Как утверждают эксперты в области конституционного права, глава государства не может наложить вето на весь пакет, у него таких полномочий нет, но частично отклонить и вернуть отдельные поправки на доработку в парламент имеет право.

На этом настаивают и юристы. Если резонансная норма будет все-таки исключена, Кыргызстан нарушит свои обязательства перед международными партнерами и превратится в неблагонадежного партнера.

Юристы отмечают: если пакет будет возвращен в Жогорку Кенеш, то депутатам уже седьмого созыва предстоит создать группу по преодолению вето. Но дорабатывать закон нардепы могут только в той части, которая была отклонена.

Парламентарии, согласно регламенту, могут не согласиться с возражениями и отправить документ в аппарат. В этом случае он будет подписан.

Эксперты в области права

Аналитики подчеркивают: тогда упразднение этой нормы в УПК станет предметом рассмотрения в Конституционной палате. Обратиться с жалобой могут правозащитники и юристы.

«Пока длится изучение и не вынесено решение о конституционности этой нормы, суды действуют в рамках старой редакции УПК, то есть дела, по которым уже есть решения Комитета ООН, должны быть отправлены на пересмотр по новым обстоятельствам, а жертвам пыток должны быть выплачены компенсации», — пояснили эксперты.

В 2016 году, когда в Основной закон вносились поправки, Конституционная палата дала заключение по одному из предлагаемых изменений. Тогда бывший президент Алмазбек Атамбаев и его окружение объявили, что в Конституции должно быть четко прописано: национальное законодательство главенствует перед международным правом.

Пункт 2 статьи 41 Конституции КР, действующий до референдума 2016 года:

Каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод. В случае признания указанными органами нарушения прав и свобод человека КР принимает меры по их восстановлению и/или возмещению вреда.

Пункт 2 статьи 41 Конституции КР, действующий сейчас:

Каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод.

Юристы отмечают, что, следуя решению КП, статью оставили, хотя изначально планировалось ее убрать.

Конституционная палата вынесла заключение о недопустимости ликвидации приоритета международного права перед национальным.

Там было указано, что Кыргызстан, согласно пунктам Венской конвенции, как субъект международного права должен подчиняться международным договорам.

«Решение в любом случае при рассмотрении уголовного дела остается за нашими судами. Но игнорировать рекомендации Комитета ООН государство не может», — подчеркнули юристы, добавив, что в статье Конституции прямо указано: каждый человек имеет право обращаться за защитой в международные инстанции.

Более того, любое международное соглашение, как и в части защиты прав и свобод гражданина, проходит ратификацию в Жогорку Кенеше. А это уже отдельный закон, и не исполнять его суды не имеют права.

«То есть присоединение Кыргызстана к Международному пакту и в его рамках — факультативному протоколу прошло утверждение в парламенте. И аннулировать этот закон, предписывающий исполнение рекомендаций Комитета ООН, принятием другого закона невозможно», — подчеркнули юристы.

Получается, что правительство пошло на антиконституционный шаг, изъяв статью 442 из УПК, и парламент поддержал в этом кабмин.

Эксперты указывают еще и на такой аспект — утверждения чиновников, что упразднение нормы из УПК приводит его в соответствие с Конституцией, необоснованны и лишены логики.

Конституция выступает гарантом реализации гражданских и политических прав: лишить человека возможности отстаивать их и добиваться справедливости в судах цивилизованное государство с развитым гражданским обществом не может.

«Даже если пройдя все процедуры в итоге вступит в силу отредактированный вариант УПК, то есть, без 442-й статьи он не будет работать», — подчеркнули эксперты.

Есть решение Конституционной палаты от 2016 года, регламентирующее приоритет международного права согласно ранее заключенным соглашениям и членству Кыргызстана в ООН, и не следовать ему — означает нарушить Конституцию.

Эксперты в области конституционного права.

Выбранные проекты

Ограничение прав грозит Кыргызстану сокращением доступа к международной помощи

До 5 сентября президент Сооронбай Жээнбеков должен либо подписать пакет поправок в уголовное законодательство, либо вернуть в парламент на доработку с возражениями по отдельным статьям.

Правозащитники призывают главу государства отклонить одно из изменений, предложенных правительством и одобренных Жогорку Кенешем. Речь об исключении нормы из УПК о рассмотрении уголовных дел по новым обстоятельствам согласно решению международной организации.

Региональный представитель Управления Верховного комиссара по правам человека ООН в Центральной Азии Ришард Коменда в интервью 24.kg отметил, что изъятие данного пункта из УПК вызывает озабоченность.

Отметим, Кыргызстан взял на себя обязательства по защите прав граждан 25 лет назад. Именно тогда страна присоединилась к Международному пакту о гражданских и политических правах и факультативному протоколу, принятым резолюцией Организации Объединенных Наций.

— Является ли изъятие нормы из статьи 442 нарушением принятых обязательств и почему?

— Кыргызская Республика является стороной-участницей Международного пакта о гражданских и политических правах и факультативного протокола к нему с 1994 года. Ратифицировав его, Кыргызстан признал процедуру Комитета ООН по правам человека в рассмотрении индивидуальных сообщений и вынесения соображений (решения) по результатам изучения их.

Государства-участники самостоятельно устанавливают на национальном уровне механизмы реализации соображений (решений), которые могут иметь различные формы и процедуры, в рамках международных обязательств добровольно принятых на себя при присоединении к международным договорам по правам человека.

В Кыргызстане этот механизм закреплялся в статье 442 Уголовно-процессуального кодекса. Она регламентировала порядок пересмотра дел по вновь открывшимся и новым обстоятельствам. Согласно пункту 3 части 4 этой статьи новым обстоятельством для пересмотра в том числе является: «установление международными органами, в соответствии с международными договорами Кыргызской Республики, нарушения прав и свобод человека при рассмотрении судом КР данного уголовного дела».

Вызывает озабоченность, что эта норма признается утратившей силу, а вместе с ней упраздняется механизм пересмотра уголовного дела на основании соображений международных органов по правам человека, и при этом не предлагается альтернативный механизм.

Ришард Коменда

— Сможет ли Кыргызстан в будущем обратиться за помощью к ООН, в том числе и финансовой?

— Международное сотрудничество, включая получения финансовой поддержки от других стран, зависит от различных факторов и обстоятельств.

Соблюдения обязательств в области прав человека также является одним из требований или условий в доступе к специальным программам поддержки.

Регрессивные инициативы государств-участников в области прав человека также могут стать основанием для уменьшения доступа к международной помощи.

Ришард Коменда

— Отбрасывает ли такая инициатива (исключение нормы о верховенстве международного права) тень на Кыргызстан как на государство-член ООН?

— Неисполнение или неполное исполнение принятых на себя международных обязательств может негативно повлиять на имидж государства на международной арене.

Присоединяясь к международному договору по правам человека, страна берет ряд обязательств и дает обещание выполнить их, причем не ООН, а другим государствам, которые также являются участниками договора.

 Вследствие этого могут пострадать межправительственные двусторонние или многосторонние отношения.

Ришард Коменда

Выбранные проекты

Лишение права на справедливость превратит Кыргызстан в неблагонадежного партнера

«Государство, которое не исполняет взятые на себя обязательства по международным договорам, воспринимается на международной арене как неблагонадежный партнер», — считает эксперт в области международного права, член Коалиции против пыток Арсен Амбарян.

В интервью 24.kg он объяснил, чем может обернуться для Кыргызстана исключение из УПК нормы о рассмотрении уголовных дел по новым обстоятельствам согласно решению международной организации. Перед уходом на каникулы парламент поддержал эту инициативу.

Пакет поправок в уголовное законодательство, куда входило и это предложение правительства об изъятии неудобной нормы, поступил в аппарат президента Кыргызстана.

— Исключив эту норму, Кыргызстан поставил под удар право наших граждан на справедливость. Где теперь и как нам добиваться правосудия?

— Вопрос о возможности обращения в международные структуры по правам человека предусмотрен Конституцией. Норма была реализована в Уголовно-Процессуальном кодексе и существовала в старой редакции.

До недавнего времени она была в новом варианте, но сейчас поставлена под вопрос. Прежде чем мы начнем говорить о лишении граждан права на справедливость, надо обозначить смысл присоединения Кыргызстана к международным конвенциям. Предоставление права обращаться за защитой в международные институты, это, своего рода, политические шаги, которые сопровождали присоединение к конвенции.

Кыргызстан признает компетенцию Комитета ООН по правам человека в рамках Международного пакта о гражданских и политических правах и Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Эти две инстанции не являются по отношению к национальным судебным структурам некой четвертой довлеющей силой, которая обязывает пересмотреть приговор.

Они рассматривают вопрос права, гарантированного Международным пактом, если оно было нарушено местными судами, и дают рекомендацию пересмотреть свое решение по этому вопросу. Подчеркиваю: нарушение права, но не закона. Возможность сохраняется, но сводится на нет перспектива влияния рекомендации на защиту права.

Арсен Амбарян 

То есть искать справедливости и защиты у международных институтов кыргызстанцы могут. Другое дело — как местные власти будут это оценивать. Здесь уже зависит от закона.

— А что делать гражданам, у которых уже есть решения комитета? Они не смогут требовать пересмотра?

— Есть масса заявлений, которые находятся на рассмотрении комитета. Надо смотреть по каждому решению, использовались ли пытки, нарушение права сторон, что повлияло на сам процесс и вынесение приговора. Сразу скажу, что те, кто хотят возмещения ущерба, могут не беспокоиться — пункт будет исполнен в рамках гражданского судопроизводства, поскольку комитет просит компенсировать сам факт нарушения, а вот пересмотра уголовного дела вряд ли удастся добиться.

В отношении Кыргызстана состоялось 25 решений комитета по фактам нарушений тех или иных прав.

Причем рассмотрение этих заявлений происходит достаточно прозрачно и либерально. Комитет пересылает все заявления государству-участнику с пометкой, на что именно жалуется заявитель. После всех объяснений и ссылок на Международный пакт комитет предоставляет государству 180 дней на исправление положения, если признает нарушение права.

Комитет озвучивает свою резолюцию по каждому отдельному заявлению и может указать конкретные механизмы. Но проходит 180 дней, а воз и ныне там. То есть право возвращается в страну. Для государства нет сложности в том, чтобы прислушиваться к решению международной организации.

Но если государство не выполняет даже этого, встает вопрос о самостоятельности самой судебной власти, о серьезности отношения властей к своим международным обязательствам.

Арсен Амбарян 

По всем делам, которые рассматривал комитет, граждане Кыргызстана на местном уровне добиться справедливости не смогли, но это вина не международной структуры. Она не может что-то исправлять за судебные органы страны.

— Что является первичным, а что вторичным — внутреннее законодательство или международные обязательства государства?

— Договоры, которые подписывала республика, являются составной частью национальной правовой системы. Кстати, международные правовые механизмы защиты имеют приоритет над уголовным законодательством, а не над Конституцией, как нам пытаются представить.

А вот заявления сторонников исключения статьи 442 из УПК, что если ее оставить и не привести кодекс в соответствие с Конституцией, это подорвет суверенитет страны — лукавство.

Арсен Амбарян

Такие рассуждения годятся для тех, кто не понимает, что такое выполнение обязательств.

— Какие еще аргументы кроме того, что упразднение этой нормы подорвет имидж Кыргызстана на мировой арене, надо привести, чтобы президент не одобрил эту поправку и вернул в парламент?

— Думаю, следует указать еще и то, что исключение нормы отразится на экономике. Потому что неисполнение обязательств любой стороной свидетельствует о ее несостоятельности и отсутствии серьезности намерений.

Президент обладает правом возвращать законы на доработку в парламент с возражениями. Коалиция против пыток обращалась уже к главе государства, отмечая, что это не только нанесет урон репутации Кыргызстана в глазах международного сообщества, но и создаст массу правовых проблем.

Следование букве договора — это не только наше субъективное право, это обязанность, а неисполнение означает, что страна переходит в категорию неблагонадежных партнеров.

Арсен Амбарян

Какой серьезный инвестор захочет иметь с нами дело, если мы игнорируем принятые на себя в рамках соглашений обязательства?

Мы пытались донести это до президента и надеемся, что он прислушается. Получается нелогично — в преамбуле Конституции мы провозглашаем, что стремимся быть правовым государством и тут же рушим основное право на справедливое и доступное правосудие. Нонсенс.

— Если Кыргызстан проигнорирует требование факультативного протокола, какие могут быть последствия для страны?

 В Комитете ООН по правам человека есть спецдокладчик, он обобщает информацию по ситуации с защитой прав человека и соблюдением рекомендаций стороной-участником и докладывает генсеку ООН, как государство исполняет эти решения.

Вопрос не снимается до тех пор, пока существует прецедент игнорирования. Это все накапливается. Когда встанет вопрос об оказании правовой или консультативной помощи структурами ООН Кыргызстану, там задумаются.

Арсен Амбарян

Кыргызстан не выполняет их предписания, причем не потому, что не может, просто не хочет этого делать.

О какой бы конвенции, пакте не шла речь, мы должны уяснить себе раз и навсегда — здесь не должно быть отговорок и понятия «хочу» или «могу», существует только одно — обязан.

Отметим, если президент все же подпишет пакет поправок без возражений, граждане Кыргызстана могут обжаловать пункт об изъятии статьи 442 из УПК КР в Конституционной палате.

Выбранные проекты

Международное право пока защищает граждан Кыргызстана. Разбираемся почему

Пакет поправок в уголовное законодательство поступил в аппарат президента Кыргызстана.

В него входит и предложение правительства исключить пункт 3 статьи 442 УПК о рассмотрении уголовных дел по новым обстоятельствам согласно решению международной организации. Перед уходом на каникулы парламент поддержал эту инициативу.

Юристы Коалиции против пыток уже назвали упразднение этой нормы прямым нарушением конституционного права граждан на справедливость. Правозащитники просят Сооронбая Жээнбекова вернуть отредактированный вариант УПК в Жогорку Кенеш на доработку.

Юристы отмечают, что изъятие этого пункта наносит удар по имиджу страны на мировой арене. Кыргызстан нарушает факультативный протокол в рамках Международного пакта о гражданских и политических правах. Более того, разрушается процессуальный механизм отмены неправосудных приговоров.

Кыргызстан взял на себя международные обязательства по защите прав граждан 25 лет назад. Почему попытка лишить граждан законного права на справедливость несостоятельна и чем рискует страна, забывая об ответственности перед международным сообществом?

1

Кто может установить нарушение прав и свобод граждан Кыргызстана?

Комитет ООН — единственный международный орган, который в соответствии с международным договором вправе установить факт нарушения прав и свобод человека при рассмотрении кыргызскими судами уголовного дела. Он учрежден на основании части IV Международного пакта о гражданских и политических правах.

2

Когда Кыргызстан взял на себя международные обязательства по защите прав граждан?

Постановлением Жогорку Кенеша от 12 января 1994 года Кыргызская Республика присоединилась к Международному пакту о гражданских и политических правах и факультативному протоколу, принятым резолюцией Организации Объединенных Наций от 16 декабря 1966 года.

Документ о присоединении вступил в силу 7 января 1995-го.

3

Что это значит?

С 1995 года Кыргызстан признал компетенцию Комитета ООН по правам человека принимать и рассматривать сообщения от подлежащих его юрисдикции граждан, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения этим государством-участником какого-либо из прав, изложенных в пакте.

Право кыргызстанцев обращаться в Комитет ООН за защитой, равно как обязанность республики восстанавливать нарушенные права по решениям этого международного органа, основано на международном договоре, а не на внутреннем законодательстве.

Убрав эту норму из УПК, правительство и депутаты попирают свое обязательство перед международным сообществом и, в частности, перед Комитетом ООН. «Это не просто ошибка, это преступление государства по отношению к своим гражданам», — подчеркивают эксперты в области международного права.

4

Норму из УПК уберут и договор перестанет действовать?

Поскольку существует ратифицированный республикой факультативный протокол, то, как отмечают юристы, ни конституционные изменения декабря 2016 года, ни изъятие из УПК абзаца 3 пункта 4 статьи 442 на компетенцию Комитета ООН по правам человека в отношении обращений граждан против Кыргызстана никакого влияния не оказывает.

5

В каком случае Кыргызстан может отказаться от международных обязательств?

Чтобы лишить человека возможности просить защиты, необходимо денонсировать этот факультативный протокол в соответствии с процедурой, которая обязывает направить письменное уведомление на имя генерального секретаря ООН. Через три месяца пакт перестает действовать, а Кыргызстан официально войдет в число стран-изгоев.

6

Что обязан делать Кыргызстан как участник пакта и протокола?

Республика обязана следовать закрепленным в них международным обязательствам.

Каждое участвующее в нем государство должно обеспечить любому человеку, чьи права и свободы нарушены, эффективную защиту.

То есть все ветви власти, включая судебную, ответят по всей строгости в случае игнорирования обязательств, предписанных этим протоколом.

Создание любых законодательных или иных препятствий для предоставления признанных Комитетом ООН жертвам нарушений эффективных средств правовой защиты является грубейшим злоупотреблением со стороны Кыргызстана.

7

Если норму упразднят, чем это грозит Кыргызстану?

В числе эффективных мер Комитет ООН определяет и повторное разбирательство дела с соблюдением всех гарантий. Поэтому изъятие из законодательства процессуальной возможности для исполнения рекомендации международной организации в этой части является нарушением Кыргызстаном своих обязательств, а это может повлечь для отдельных высокопоставленных чиновников и соответствующую ответственность.

Кроме того, еще одним пунктом протокола установлено, что пактом предусматривается выплата компенсации. Комитет отмечает, что возмещение может представлять собой и публичные извинения. Не исключается и привлечение к судебной ответственности, виновных в нарушениях прав человека.

Выбранные проекты

Лишив граждан права на справедливость, государство нарушило Конституцию

Перед уходом на каникулы депутаты приняли в трех чтениях пакет из 148 поправок в уголовное законодательство. По предложению правительства они исключили норму о рассмотрении уголовного дела по новым обстоятельствам согласно решению международной организации. Пакет ушел на подпись президенту Сооронбаю Жээнбекову.

Председатель комитета по правопорядку Наталья Никитенко отметила в интервью 24.kg, что упразднение 442 статьи УПК привело к тому, что кыргызстанцы лишились конституционного права на справедливость.

Депутат считает, что члены следующего созыва могут вернуть столь необходимый пункт. Для этого нужны политическая воля и активная гражданская позиция.

— Кто выступил инициатором исключения нормы, дающей право добиваться рассмотрения уголовного дела по новым обстоятельствам согласно решению международной организации?

— Кабмин внес в парламент большой законопроект, который включал в себя изменения в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы. Был ряд адекватных и необходимых поправок, которые исключали коллизии в уголовном законодательстве.

Но вместе с позитивными корректировками, как обычно и часто бывает, внесено предложение убрать из УПК статью 442. В прежней редакции были четко прописаны положения, по которым гражданин мог требовать пересмотра дела. Речь о принятии новых законов, решениях Конституционной палаты и заключениях международных органов в соответствии с международными договорами, направленными на защиту прав и свобод человека.

В статье было четко прописано, что это международные договоры, которые ратифицировал Кыргызстан. То есть это не какие-то частные договоренности, а соглашения, одобренные на уровне государств.

Наталья Никитенко

— Тогда какие аргументы выдвинули авторы, лоббируя упразднение этой, по всем параметрам отвечающей требованиям Конституции, нормы?

— Мне, если честно, тоже до сих пор непонятно, почему правительство так агрессивно проталкивало ликвидацию этой статьи из УПК. Последнее слово при вынесении приговора в любом случае остается за кыргызстанским судом. Норма лишь давала человеку возможность добиваться справедливости.

При рассмотрении пакета изменений в профильном комитете, причем при широком круге участников, представители правительства делали упор на то, что в 2016 году проведена конституционная реформа, и приоритет международных договоров перед национальным законодательством убран. Но это лукавство и не совсем убедительный аргумент.

Есть и другие нормы Конституции, в частности статья 16, которая гласит, что основные права и свободы человека должны быть соблюдены, в том числе право на правосудие.

Наталья Никитенко

Что именно суды рассматривают в качестве новых обстоятельств, расписывает уголовное законодательство. Противоречия Конституции не существует. Поэтому мы и предлагали норму оставить, но при голосовании именно по этой статье УПК большинство моих коллег встали на сторону инициаторов, и она исключена.

— Ликвидировав этот пункт, Кыргызстан нарушил обязательства в рамках международных договоренностей?

— Разумеется. Мы же не в безвоздушном пространстве находимся. С 2016 по 2018 год Кыргызстан входил в совет Комитета ООН по правам человека. Мы ратифицировали огромное количество соглашений, говорящих о защите прав и свобод граждан. Кыргызстан легитимную сторону обозначил, и тут проходит на ура такая поправка. Конечно, были ноты со стороны международных институтов, представители которых пришли в недоумение.

Я считаю, что не было ни морального права, ни и юридической необходимости убирать эту норму.

Подобный шаг негативно отразится на имидже Кыргызстана на мировой арене. Мы присоединились к Международному пакту о гражданских и политических правах, ратифицировали факультативный протокол, где предусмотрено обращение в Комитет ООН.

Наталья Никитенко

Эти документы говорят в защиту нормы, которую выкинули из УПК с легкой руки чиновников. Нарушен единственный механизм применения имплементаций решений Комитета. Статья 442 УПК выстраивала мостик между национальной судебной системой и международными структурами, той же Организацией Объединенных Наций. Убрав ее, мы разрушили эту связь.

— Судебно-правовую реформу попрание нашего гражданского права на справедливость, так понимаю, тоже может затормозить?

— Безусловно. Очень высоко недоверие к судам, и этот градус не снижается. Большинство писем, которые получаем мы, депутаты, содержат жалобы на произвол судей. Нам предстоит очень многое сделать, чтобы злополучная судебная реформа привела к тому, чтобы суды стали менее коррумпированными, менее политизированными и менее зависимыми.

Мы заявляем, что суды несовершенны, что нужно менять подход к судопроизводству, кричим о гуманизации, принимаем новые кодексы, но лишаем граждан шанса на правду и объективность при рассмотрении уголовных дел.

Наталья Никитенко

Исключение этой нормы идет вразрез с логикой судебной реформы.

— Получается, что теперь мы не сможем апеллировать решениями того же Комитета ООН по правам человека, а жертвы пыток не смогут добиться возмещения компенсации?

— Именно так. Если раньше за человеком стояло международное право с его незыблемыми постулатами, то сейчас этой опоры нет.

— Пакет будет подписан? Вы говорили, что там содержатся и полезные поправки, которые нельзя проигнорировать.

— Да. Есть целый спектр очень правильных и, я бы сказала, необходимых изменений. Поэтому пакет будет поддержан. Но я думаю, что информационная, разъяснительная работа все равно нужна. Новый созыв парламента может вернуться к этому законопроекту и поправить УПК с учетом предложений и замечаний гражданского сообщества и разработчиков нового уголовного законодательства.

Тем более что аргументы сторонников упразднения этой нормы несостоятельны.

Мы не запретили действие международных договоров на территории Кыргызстана, проведя в декабре 2016 года референдум по внесению изменений в Конституцию. Это неправильная трактовка.

Наталья Никитенко

Конституция предусматривает механизмы защиты прав человека, а базовое конституционное право — право на справедливый суд, и гражданина лишить его никто не может. Напротив, исключение из Уголовно-Процессуального кодекса нормы о рассмотрении уголовного дела по новым обстоятельствам согласно решению международной организации вступает в противоречие с Основным законом.

Выбранные проекты

Кыргызстанцев могут лишить права на справедливость. Закон у президента

Шестой созыв Жогорку Кенеша войдет в историю Кыргызстана не только как покусившийся на свободу слова, но и поддержавший ограничение законного права граждан на правосудие и обращения в международные инстанции. Эта инициатива принадлежит, напомним, бывшему президенту Алмазбеку Атамбаеву, который сейчас обвиняется по ряду уголовных дел в особо тяжких преступлениях. Ирония судьбы в том, что сторонники подсудимого намерены апеллировать как раз к тем самым международным судам, к которым теперь кыргызстанцы обращаться не имеют права.

Перед уходом на каникулы нардепы приняли в трех чтениях пакет из 148 поправок в уголовное законодательство. По предложению правительства они исключили норму о рассмотрении уголовного дела по новым обстоятельствам согласно решению международной организации. Пакет ушел на подпись президенту Сооронбаю Жээнбекову.

Юристы уже назвали решение депутатов прямым нарушением конституционного права граждан на правосудие.

Но и инициаторы и нардепы утверждают, что, исключив эту норму, всего лишь привели уголовное законодательство в соответствие с Конституцией.

Дискриминационная поправка в Основной закон была одобрена в 2016 году. Почему, убрав параграф о верховенстве международного права из УПК в 2020-м, кыргызстанцев окончательно лишили возможности добиваться справедливости в судах, опираясь на мировые стандарты?

Наследие бывшего президента

На референдуме 2016 года была принята поправка в Конституцию, согласно которой национальное законодательство объявлялось главенствующим перед международным правом.

Началось все с уголовного дела правозащитника Азимжана Аскарова (25 июля 2020 года он скончался в ИК № 47. — Прим.24.kg).

В 2016-м Комитет ООН по правам человека, рассмотрев заявление адвокатов Аскарова, рекомендовал Кыргызстану освободить правозащитника, признав арестанта жертвой пыток, а все судебные решения в отношении него — неправосудными, необъективными и идущими вразрез с международными нормами права. Власть в лице Алмазбека Атамбаева и его окружения к заключению экспертов Комитета ООН отнеслась неоднозначно.

Советник бывшего президента Бусурманкул Табалдиев заявил: «В случае с решением Комитета ООН по правам человека по Азимжану Аскарову перед нами открылась, на первый взгляд, странная, а при детальном анализе — страшная реальность в нашей Конституции, когда отдельные ее части подвергают сомнению независимость и суверенитет КР».

Речь шла о пункте 2 статьи 41 Основного закона.

Пункт 2 статьи 41 Конституции КР, действующий до референдума 2016 года:

Каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод. В случае признания указанными органами нарушения прав и свобод человека КР принимает меры по их восстановлению и/или возмещению вреда.

Пункт 2 статьи 41 Конституции КР, действующий сейчас:

Каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод.

Глава правовой клиники «Адилет», будучи депутатом шестого созыва, Чолпон Джакупова попыталась тогда объяснить властям, что норма, согласно которой Комитет ООН рассмотрел дело Азимжана Аскарова и вынес свою резолюцию, привязана к другой статье той же Конституции. В ней говорится, что международные договоры являются составной частью правовой системы Кыргызстана. А приоритет международного права был подтвержден решением Конституционной платы от 2014 года.

Пункт 3 статьи 6 Конституции КР, действующей сейчас:

Вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики.

Порядок и условия применения международных договоров и общепризнанных принципов и норм международного права определяются законами.

«Прихожу в шок от мысли, что статья 41 Конституции представляет угрозу для безопасности в стране. Сложилось такое ощущение, что если бы не было дела Азимжана Аскарова, то никто бы и не заметил этого, просто не обратил бы внимания. На самом деле многострадальная Конституция тут вообще ни при чем. Для юриста приведенные доводы — очень смешное обоснование», — говорила Чолпон Джакупова.

Однако доводам юриста не вняли. Изменив этот принцип на референдуме в декабре 2016 года, Кыргызстан исключил прямое действие и приоритет международных договоров по правам человека над другими международными документами. А в 2020-м шестой созыв, поддержав инициаторов правительства, выкинул из уголовного законодательства норму, позволяющую отправлять дело на пересмотр по новым обстоятельствам согласно рекомендациям правозащитных международных организаций.

Почему это нарушает права граждан

Юристы Коалиции против пыток поясняют, почему упразднение этой нормы наносит удар по имиджу Кыргызстана на международной арене и тормозит реализацию судебно-правовой реформы.

Эксперты напоминают, что к исключению обсуждаемой нормы привела корректировка статьи 442 УПК КР. В ней рассматриваются основания для возобновления производства по уголовному делу согласно новым обстоятельствам.

«Законопроектом, внесенным правительством, пункт 3 статьи 442 предлагается признать утратившим силу, а это означает, что признание международным органом нарушения конкретного права конкретного человека не будет являться основанием для пересмотра его приговора», — пояснили юристы Коалиции против пыток.

То есть человек, подвергшийся пыткам и несправедливому судебному разбирательству, теперь не сможет требовать пересмотра приговора на основании решения международных инстанций.

«Обосновывать изменения словами «утратившим силу» некорректно, так как общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы КР и являются действующими, как и Международный пакт о гражданских и политических правах», — напоминают в коалиции.

Юристам непонятен и мотив авторов законопроекта: какую цель преследует, какую проблему решает и облегчает ли он взаимодействие всех участников процесса.

Эксперты указывают: законы в первую очередь должны быть ориентированы на защиту и обеспечение прав и свобод каждого гражданина. Но скандальная поправка в уголовное законодательство свидетельствует о том, что власти, по мнению юристов, прикрывают свою неспособность обеспечить правосудие и восстановление прав граждан.

Сейчас, когда президент активно и последовательно ведет международную политику, важно рассматривать исключение нормы о приоритете международного права как удар по имиджу страны.

Коалиция против пыток

«Поскольку придется объяснять, почему парламент исключил этот пункт, который является единственным механизмом имплементации решений договорных органов по правам человека», — подчеркнули юристы.

Аналитики отметили: поправка лишает граждан Кыргызстана надежды на справедливость.

Выбранные проекты

Допросы за критику властей: силовики нарушают Конституцию Кыргызстана

Представители МВД и ГКНБ продолжают вызывать граждан на допросы и требовать публичных извинений на камеру за критику власти в соцсетях.

Согласно Конституции Кыргызстана, права и свободы граждан — одни из важнейших ценностей государства. Вызывать на допросы могут в рамках уголовных дел, что регламентируется Уголовным кодексом. Однако критика власти в список статей, по которым могут завести дело, не входит. А значит, представители МВД и ГНКБ нарушают национальное законодательство и продолжают ущемлять конституционные права и свободы человека и гражданина.

Статьи Конституции, которые нарушают силовики

В соответствии с частью 1 статьи 33 Основного закона страны каждый имеет право свободно искать, получать, хранить, использовать информацию и распространять ее устно, письменно или иным способом.

Статьей 31 Конституции гарантировано, что каждый имеет право на свободу выражения своего мнения и свободу слова. Значит, никто не может быть принужден к выражению своего мнения или отказу от него.

Юристы гражданского союза «За реформы и результат» указывают, что согласно подпункту 7 части 4 статьи 20 Конституции, не подлежат никаким ограничениям установленные гарантии запрета на принуждение к выражению мнения или отказу от него.

Конституция декларирует, что права и свободы человека относятся к высшим ценностям государства. Они действуют непосредственно, определяя смысл и содержание всех госорганов, МСУ и чиновников, состоящих на госслужбе.

Следовательно, государственные органы и их должностные лица не должны выходить за рамки полномочий, определенных законами. К тому же частью 4 статьи 5 Конституции установлено, что госорганы и чиновники несут ответственность за противоправные действия в порядке, предусмотренном законом.

«Следователи и дознаватели компетентны только в рамках имеющихся у них дел досудебного производства, в материалах которых должны надлежаще оформляться все процессуальные действия. Все остальные их произвольные действия, направленные на ограничение конституционных прав граждан, должны квалифицироваться как превышение или злоупотребление служебным положением», — отмечают юристы гражданского союза «За реформы и результат».

Собственно, поэтому правоведы и утверждают: практике вызовов граждан в правоохранительные органы за критические замечания в социальных сетях должна быть дана правовая оценка органами прокуратуры.

Нарушение кодексов

Юристы напоминают, что согласно статье 19 Закона «О профилактике правонарушений в Кыргызской Республике» упреждающая нарушения беседа допустима только в отношении тех, кто раньше преступал закон или тех, от которых, судя по их антиобщественному поведению, можно ожидать совершения противоправных деяний.

Поэтому аргументы правоохранителей, как к примеру в случае с блогером из Таласа Чынарбеком Шабдан уулу (Ali Shabdan), которого доставили в УВД города, чтобы просто поговорить, несостоятельны. А сами вызовы — неправомерны.

Свое экспертное мнение высказали и юристы «Института Медиа Полиси».

Вмешательство в конституционное право на свободу слова и мнения допустимо, только если оно преследует конкретные прописанные в Основном законе цели: защита национальной безопасности, общественного порядка, общественного здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод других лиц.

«Критика власти, в какой бы то ни было форме (видео, картинка, пост в соцсети, статья в СМИ) не является уголовно наказуемым преступлением, в то время как допрос — это досудебное разбирательство, относящееся именно к уголовному делу», — подчеркнули эксперты.

В Уголовном кодексе, указывают юристы, предусмотрен исчерпывающий перечень действий, влекущих ответственность за распространение противоправной информации. Под таким действием подразумеваются призывы к массовым беспорядкам, свержению конституционного строя, возбуждение вражды (межрелигиозной, межрегиональной и межнациональной), распространение экстремистских материалов.

Критика власти не входит в этот перечень преступлений, а вызовы на допросы за нее — незаконны.

Законные права граждан

Согласно части 2 статьи 40 Конституции Кыргызстана каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

«Учитывая негативные тенденции призываем всех граждан, которые были приглашены на «профилактические беседы», заблаговременно информировать общественность о таких фактах и направлять заявления в прокуратуру на действия сотрудников силовых структур. Несмотря на перерыв в деятельности Жогорку Кенеша, также призываем профильные комитеты парламента озвучить оценку практике давления на свободу слова», — призывают юристы.

Помните, следователь не имеет права принуждать человека, допрашиваемого в качестве свидетеля, давать подписку о неразглашении.

Выбранные проекты

Тактика не сработала. Кто понесет ответственность за ошибки в борьбе с COVID-19?

Ситуация с распространением коронавируса в Кыргызстане показала, что система здравоохранения не была готова к пандемии. В стране не хватает мест в больницах и медицинских работников. Соседние государства начали готовиться к вспышке COVID-19 после регистрации у них первых случаев.

В нашей республике же решили пойти своим путем и начали строить две больницы в Бишкеке и Оше только спустя четыре месяца после выявления первого зараженного коронавирусом.

Эксперты в здравоохранении винят во всем правительство и Жогорку Кенеш. Именно они, по их мнению, не среагировали вовремя. В то время как медики заявляли о нехватке СИЗ и просили помощи, им просто закрывали рот и заставляли публично извиняться.

В это тяжелое для страны время активизировались волонтеры и простые граждане. Они на собственные деньги и средства спонсоров открывают стационары, покупают лекарства и машины для скорой помощи. Пока кыргызстанцы пытались сами решить массу проблем, в отставку ушли министр здравоохранения Космосбек Чолпонбаев и глава кабмина Мухаммедкалый Абылгазиев. Первый, напомним, обещал собственной головой ответить за борьбу с COVID-19, но ничего не сделал. Второй покинул пост в самый пик разгула новой инфекции. Впрочем, о нем все уже забыли.

1 2
О нашем проекте

Наша миссия заключается в оказании правовой помощи СМИ, проведение исследований и развитие полиси в информационной сфере.

Подробно
Privacy Settings
We use cookies to enhance your experience while using our website. If you are using our Services via a browser you can restrict, block or remove cookies through your web browser settings. We also use content and scripts from third parties that may use tracking technologies. You can selectively provide your consent below to allow such third party embeds. For complete information about the cookies we use, data we collect and how we process them, please check our Privacy Policy
Youtube
Consent to display content from Youtube
Vimeo
Consent to display content from Vimeo
Google Maps
Consent to display content from Google
Spotify
Consent to display content from Spotify
Sound Cloud
Consent to display content from Sound